Глава II ВСТРЕЧА В ЛЕСУ
Обмен учебными материалами


Глава II ВСТРЕЧА В ЛЕСУ



— Для игры в пейнтбол, — принял­ся объяснять им Гришка.

— А зачем колючая проволока? — не дохо­дило до Димки. — Мы что, в тюрьме?

— Тюрьма тут совершенно ни при чем, — покачал головой Гришка. — Просто боятся, чтобы кто-нибудь посторонний во время игры в опасную зону не сунулся. Тут, говорят, раз был случай. Один крутой папаша приехал навес­тить сыночка. Ну и сунулся сдуру на полигон. А там вовсю битва шла. И от папашиного кос­тюмчика за тысячу баксов почти ничего не ос­талось.

— Как не осталось? — воскликнули девочки.

— Очень просто, — внес ясность Гришка. — Костюмчик был серый, а стал в красных пят­нах. Потом жуткий скандал разразился. Вот после этого полигон и обнесли колючей прово­локой.

— А когда играть будем? — заинтересовался Димка.

— Нашему Терминатору только в пейнтбол играть, — фыркнула Маша.

— Между прочим, справлюсь не хуже некоторых, — обиделся брат.

— Ты-то справишься, — продолжала под­трунивать Маша. — А вот остальные...

— И охота вам спорить, — повернулся к ним Толя.

Близнецы умолкли.

— А когда и что будем делать, воспитатель вечером скажет, — продолжал Гришка. — Обыч­но за смену в пейнтбол играют два или три раза.

— Что-то поспать перед полдником хочет­ся, — вдруг зевнул Толя Ворожцов.

— Конечно, — немедленно согласился Ди­ма. — Ехали-ехали, обедали-обедали, ходили-ходили.

— Два сапога пара, — иронично сощурилась Маша.

— В общем-то, отдохнуть не мешает, — ска­зал Петька. — И вещи разложить надо. Пошли.

Все двинулись к спальным корпусам.

— А от Артюхова держитесь подальше, — вновь стал напутствовать Гришка. — Иначе он со своими «верными солдатиками» красивую жизнь нам устроит.

— Весь вопрос в том, захочет ли Артюхов держаться от нас подальше, — сурово прогово­рил Петька.

Поравнявшись со своим корпусом, девочки распрощались с друзьями до полдника. Они то­же хотели как следует расположиться на новом месте.

Четверо мальчиков направились к себе. На крыльце стоял Артюхов. Он смерил Петьку тя­желым взглядом. Командор ответил ему тем же. Затем прошел мимо внутрь. Ни тот ни другой не произнесли ни слова.

Разобрав вещи, мальчики как-то незаметно уснули. Разбудил их звук сирены.

— Пожар! — кинулся к двери Димка.

На пути очень некстати попался стул. Дим­ка, споткнувшись, растянулся возле порога.

— Во чумовой, — сонно уставился на него с верхней полки Толя.

— Не обращайте внимания, — спокойно про­изнес Петька. — Это для нашего Терминатора нормальный темп.

— Хоть бы эта сирена у них испортилась, — кряхтя, встал на ноги Димка. — Нельзя так людей пугать.

— Она никогда не испортится, — серьезно проговорил Гриша. — Так что советую побы­стрей привыкнуть. И самому легче будет, и нам спокойнее.

— Покой нам только снится, — философски изрек Дима.



— Подъем, — вошел в комнату воспита­тель. — На полдник. После полдника собира­емся всем отрядом на скамейках возле нашего корпуса.

Максим ушел. Мальчики поспешили в сто­ловую. Настя и Маша встретились с ними возле своего корпуса.

— У нас, между прочим, соседка интерес­ная, — многозначительно произнесла Маша.

— Чем интересная? — спросил Дима.

— Та самая Кристина Антонова, — объясни­ла Настя.

— Артюховская, что ли? — посмотрел на нее Гриша. — В вашей комнате?

— Да нет. Слава Богу, в соседней, — ответи­ла Маша. — У нас девчонки нормальные.

— Не позавидуешь, — посочувствовал Гришка.

— А что такое? — посмотрела на него Маша.

— Сами увидите, — многозначительно проговорил Гриша.

— То Кристина, то Артюхов! — возмутился Димка. — У нас что, других тем не осталось для разговора?

— С чего ты взял, — не слишком уверенно отозвался Гришка.

— Тогда почему мы все время о них разгова­риваем? — на сей раз проявил недовольство Петька.

— Вот именно, — подхватил Толя. — На фига нам сдался Артюхов со своей Кристиной.

— Мне-то они тем более не нужны, — отве­тил Гришка. — Но просто...

— Что просто? — спросила Настя.

— Да так, — отмахнулся Гришка. — Вон. Смотрите, — указал он на крупного мужчину с лысой, как бильярдный шар, головой.

На мужчине были белые шорты, белые крос­совки и белая майка. В руках он держал доро­гую теннисную ракетку и пластиковую банку с мячами.

— Александр Евгеньевич Дормидонтов, — с уважением произнес Гришка. — Крутой мужик. И в теннис классно играет.

— Тоже сказал, крутой, — усмехнулась Ма­ша. — Крутые начальниками в скаутских лаге­рях не становятся.

—Не скажи, — заспорил с ней Гришка. — Лагерь лагерю рознь. Во-первых, «Лесной ви­тязь» работает круглый год. Детский он только летом. А зимой сюда отдыхать ездят взрослые и, говорят, даже охоту устраивают. И в пейнтбол играют. И все это больших денег стоит. Так что директором тут быть совсем не кисло. А потом, я слышал, что у Александра Евгеньевича, кроме этого лагеря, еще какой-то бизнес имеет­ся. После ужина, если хотите, я вам дом его по­кажу.

Ребята, естественно, захотели. Но до этого им предстояли полдник и собрание отряда. В сто­ловой все прошло нормально. Плюшки были очень вкусные. А внимание Артюхова целиком и полностью поглотила Кристина, которая спе­циально для этого поменялась местами с одним из «верных солдатиков». Так что никаких кон­фликтов не возникало.

Затем состоялось собрание. Его проводили Максим и Марина. Марина поздравила всех с началом смены. Затем, улыбнувшись, сказала:

— На строгости и ограничения просьба не обижаться. Мы просто стараемся, чтобы вы все вернулись домой живыми.

— Мне она больше Максима нравится, — поделился Петька с Настей.

— Мне тоже, — кивнула рыжая девочка. — Ваш Максим какой-то угрюмый.

— Откуда вы знаете, может, у него детство тяжелое было, — покосился на мрачную фи­зиономию воспитателя Димка.

— Разговорчики! — Максим словно почувст­вовал, что его обсуждают.

— Детство его прошло в казарме, — едва слышно прошептала Маша.

— К тебе что, не относится? — свирепо по­глядел на нее Максим. — Оглашаю правила рас­порядка проведения мероприятий на период сме­ны. Подъем в семь ноль-ноль. Завтрак с восьми ноль-ноль до девяти ноль-ноль.

— Точно, тяжелое детство в казарме, — кивнула Настя.

— Чего головой мотаешь? — осведомился Максим. — Какие-нибудь вопросы?

— Нет, — ответила рыжая девочка. — Пока все понятно.

— Тогда сиди тихо, — велел вожатый. Марина, украдкой подмигнув девочкам, при­жала палец к губам.

— После завтрака — занятия в кружках или организованные мероприятия. Например, ку­пание в озере.

— А одному нельзя? — вклинился Димка.

— Нет, — с каменной физиономией ответил вожатый. — Только организованно.

— Димочка хочет утопиться в индивидуаль­ном порядке, — сказала Маша,

— В индивидуальном не положено, — на полном серьезе ответил Максим. — Только груп­пой. С обязательным присутствием воспитателя.

Ребята расхохотались. Марина прикрыла ли­цо руками. Ее тоже душил смех. Лишь Максим хмуро взирал на отряд. Причина столь бурного веселья была ему явно неясна.

— 3-значит, — давясь от хохота, проговори­ла Настя, — топиться тут можно только под ру­ководством воспитателей?

— Тихо! — грянул Максим. Смех оборвался.

— У тебя вопрос? — повернулся к Насте вос­питатель.

— Н-не могу! — снова зашлась от хохота ры­жая девочка.

— Она хотела спросить, — ответил вместо нее Димка, — почему тонуть надо обязательно всем отрядом в присутствии воспитателя?

— Они очень умные, — встряла Кристина Антонова.

— Приятная девочка, — шепнул Петька на ухо Насте.

— А мы с Машкой о чем говорили, — кив­нула та.

— Предупреждаю, — поглядел воспитатель на членов Тайного братства. — За нарушение распорядка применяются дисциплинарные меры, вплоть до отправки домой. Отчисленным день­ги за путевки не возвращаются.

— Прекратите выступать, — едва слышным шепотом скомандовал друзьям Петька. — Он и так уже вроде обозлился.

Остальные кивнули. Нарываться с первого дня на неприятности и впрямь не следовало. Вожатый продолжал тем временем объяснять:

— Обед с тринадцати ноль-ноль до четыр­надцати ноль-ноль. С четырнадцати ноль-ноль до шестнадцати ноль-ноль «тихий час».

— Два часа, — выкрикнул Димка. Максим молча уставился на него:

— Какие два часа?

— Тихие, — невозмутимо произнес Димка.

— Не понял, — честно признался воспита­тель.

— С четырнадцати ноль-ноль до шестнадцати ноль-ноль — два часа, — продолжал Димка. — Значит, не «тихий час», а два тихие часа.

По отряду вновь пронеслись смешки.

— «Тихий час» — это так называется, — с победоносным видом изрек Максим. — А длит­ся он разное время. Все зависит от устава.

Димка хотел ответить, что, по его мнению, это совершенно неправильно, но Маша насту­пила ему на ногу.

— Если ты не заткнешься, мы уже сегодня будем ночевать в Красных Горах.

— Не воспитатель, а черт знает что, — про­бормотал себе под нос брат, но от дальнейших споров все же решил воздержаться.

— С шестнадцати ноль-ноль до девятнадца­ти ноль-ноль занятия по желанию и склоннос­тям, — продолжал Максим. — Можно плавать в бассейне. Можно на тренажерах.

— Тоже плавать? — вырвалось как-то само собой у Насти.

До четверых друзей донесся сдавленный смех. Они обернулись. Воспитательница Марина опус­тила голову.

— Чей был вопрос? — вскипел Максим.

— Ее! — услужливо указала Кристина Анто­нова пальцем в сторону Насти.

— Глупый вопрос, — мрачно изрек воспита­тель. — На тренажерах не плавают, а занима­ются.

— Спасибо большое! — с деланной искрен­ностью поблагодарил Петька. — Она не знала.

— Теперь тебя прорвало, — одними губами проговорила Маша. — Врага, что ли, хотите нажить на всю смену?

— Исключение составляют те, кому пред­писаны обязательные занятия по школьным дисциплинам и иностранному языку, — внес поправку воспитатель. — Они после «тихого часа» собираются в здании библиотеки и вре­мя до восемнадцати тридцати проводят в клас­сах.

По отряду пронесся негромкий ропот. Вос­питатель, не обращая внимания, огласил фами­лии несчастных. Среди них оказались и четве­ро «верных солдатиков» Артюхова.

— Они и в прошлом, и в позапрошлом году занимались русским и математикой, — шепо­том объяснил членам Тайного братства Гриша.

Те выразительно переглянулись.

— А вы, Максим, про пейнтбол ничего не сказали, — словно бы по заказу возник Сер­гей. — Когда начинаем?

— Об этом позже, — ответил воспитатель. — Установим расписание среди отрядов, тогда со­общу. Не беспокойтесь. Сыграете.

— Мы уж сыграем, — многозначительно произнес Артюхов.

— Его команда всегда побеждает, — сооб­щил Гришка.

— Поглядим, как получится в этот раз, — отозвался Петька.

Далее Максим сообщил, что выход за терри­торию лагеря разрешается либо с вожатыми, либо в сопровождении родственников и знако­мых, если им вздумается навестить ребят. Пос­ле ужина вплоть до отбоя предоставляются са­мые разнообразные развлечения. В библиотеке есть комната с компьютерами и большой выбор компьютерных игр. Можно ходить в кино. Или посидеть у огромных телевизоров, которые сто­ят в каждом холле.

Тут Максим сделал паузу. Затем с очень торжественным видом провозгласил:

— План мероприятий на завтра. В девять тридцать — приветствие директора лагеря но­вой смене. Дальше, до ужина, по распорядку. После ужина — торжественный костер. А по­том — дискотека.

Отряд потрясли радостные вопли. На диско­теку хотелось всем.

— Правила поведения на дискотеке... — про­должил было Максим, но в это время сирена призвала на ужин.

Воспитатель скомандовал:

— В столовую! О правилах поговорим завтра непосредственно перед дискотекой.

— Да они сами все знают, Максим, — возра­зила Марина.

— Может, ты и права, — не стал на сей раз настаивать воспитатель. — Главное, — уже дви­нулся в сторону столовой он, — соблюдать дис­циплину.

— Это уж будьте спокойны, — с важным видом заявил Артюхов. — За порядком на дис­котеке мы последим.

— Добровольный помощник, — словно бы мысля вслух, произнес Димка.

Артюхов смерил его тяжелым взглядом, затем отвернулся и первым вошел в столовую.

— Зря вы с ним связываетесь, ребята, — по­качал головой Гришка.

Четверо друзей не ответили.

— Давайте, давайте. За стол, — поторопил их Максим.

Кристина вновь оказалась рядом с Артюховым. Что, однако, не помешало ему обратиться к Насте:

— Ну что, мисс, встречаемся завтра на дис­котеке?

Кристина поджала губы. И так посмотрела на Настю, что та невольно поежилась.

— Сереженька, — не сводя с Насти взгляда, проворковала пассия Артюхова. — Помнишь, какие классные дискотеки тут были в прошлом году! Интересно, ди-джей у них тот же самый?

— Вы мне не ответили, мисс, — будто не слыша Кристину, вновь обратился Артюхов к Насте.

— Зато я отвечу вам, мистер... — вмешался Петька.

— А я вроде не к тебе обращаюсь, мальчик, — процедил сквозь зубы Сергей.

— Зато я к тебе, — отозвался Петька. — Во­обще-то у нас своя компания. Но, если угодно, мистер, со мной вы на дискотеке увидитесь.

— Мальчик решил с тобой станцевать, — льстиво хохотнул один из «верных солдатиков».

— Если я с вашим мистером, или как его там, станцую, — расправил накачанные плечи Петька, — боюсь, это будет последняя дискоте­ка в его жизни.

— Глядите. Угрозы пошли, — сказал, ух­мыляясь, Артюхов.

«Верные солдатики» словно по команде тоже криво улыбнулись. А Кристина произнесла на­распев:

— Смелый мальчик.

— Мое дело предупредить, — спокойно про­изнес Петька.

И, не удостоив больше противника взглядом, он принялся за ужин. Артюхов с минуту рас­сматривал Петьку, словно какое-то диковинное насекомое. Затем тоже стал есть.

После ужина отряд, разбившись на групп­ки, разошелся по территории.

— Ты, Гришка, нам хотел показать дом на­чальника лагеря, — напомнила Настя.

— Верно, — подтвердил тот, — Пошли. Они миновали лес, обошли стороной поли­гон и уперлись в ограду.

— А где же дом? — спросил Димка.

— Будет тебе начальник лагеря на террито­рии жить, — отозвался Гришка. — Таким кру­тым мужикам лишние свидетели не нужны.

— А чего такого? — не понял Толя Ворожцов.

— Тут, на территории, он начальник и как бы главный воспитатель, — солидно прогово­рил Гриша. — А дома ему наверняка охота от­дохнуть. А расслабляются люди по-разному... — И, не договорив, он многозначительно поглядел на друзей.

— Выходит, веселый у нас начальник? — фыркнула Маша.

— Веселый не веселый, а приемы устраивать любит. В прошлом году несколько раз круто гу­ляли. Все гости на иномарках приехали.

— Солидная у него компания, — отметил Толя Ворожцов и несколько раз сладко зевнул.

— Слушай, ты когда-нибудь до конца про­сыпаешься? — спросил Дима.

— Уж ты бы молчал, — вступилась Маша за Толю. — Кого каждый раз приходится поднимать в школу силой? — повернулась она к брату.

В школу Димку поднять и впрямь было не­легко. Иногда он просыпался лишь после того, как Маша его поливала водой из чайника.

— Я сплю только утром, — возразил Ди­ма. — А этот, видите, вечером тоже зевает.

— Ну и что, — добродушно ответил Толя. — У меня темперамент такой. Мать говорит, я... этот...

— Флегматик, — подсказал Петька.

— Во! — подтвердил Толя и зашелся от но­вого приступа зевоты. — Не обращайте внима­ния. Мне все равно интересно.

— Интересно-то интересно, — внимательно поглядел на ограду Димка. — Только за терри­торию выходить запрещается.

— Это через ворота запрещается, — с хит­рым видом подмигнул ему Гришка. — Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет.

— Не поняли, — мастерски передразнила Маша интонацию Максима.

Остальные засмеялись.

— Точно вам говорю: наживем мы в лице Максима лютого врага! — весело проговорила Настя.

— Не многовато ли врагов за один день, — медленно произнес Командор.

— Ничего не поделаешь, — вздохнул Дим­ка. — Мы с вами не в Красных Горах,

— И охота вам о грустном, — отмахнулся Гришка.

Он двинулся вдоль ограды. Пройдя шагов двадцать, мальчик раздвинул заросли дикой малины. Затем, повозившись, вытащил гвоздь из штакетины.

— Цела! — воскликнул он.

— Неслабо, — присвистнул Толя. В заборе образовалась дыра.

— Наша прошлогодняя работа, — объяснил Гришка. — Целых два часа ушло.

— Чего так долго? — полюбопытствовал Димка.

— Тебя с ними не было, — не замедлила с оче­редной колкостью Маша. — Наш Терминатор этот заборчик одним махом бы снес.

— Такой бы не снес, — покачал головой Гриша. — Доски крепкие. И гвозди хорошо при­биты.

— Сразу видно: не знает он сокрушительных способностей нашего Димки, — вмешалась Настя.

— Еще узнает, — не сомневалась Маша.

— Мы лезем или нет? — поторопил Гришка. Ребята один за другим пролезли в дыру. По другую сторону забора тоже рос густой кустар­ник. Так что, не зная, обнаружить тайный лаз было практически невозможно. Тем более что Гришка немедленно вставил на место гвоздь.

— Молодец, — оценил Гришкину работу Ко­мандор. — Место выбрано совершенно правильно.

— На это пока не жалуюсь, — постучал себя Гришка указательным пальцем по лбу. — Знае­те, сколько раз мы в прошлом году на озеро одни бегали!

— И мы можем? — широко раскрыла Настя и без того огромные зеленые глаза.

— А то! — пылко заверил Гришка, поглядев при этом на Машу,

— Выходит, у нас есть возможность пожить вольной жизнью, — в свою очередь обрадова­лась она.

— Со мной не пропадете, — заверил Гри­ша. — А вот с Артюховым не связывайтесь.

— Думаю, после сегодняшнего он больше к нам не полезет, — ответил Петька.

— Хорошо, если бы так, — загадочно произ­нес Гриша.

Остальные почувствовали, что он опять чего-то недоговаривает.

— Слушай-ка, не темни, — строго взглянул на него Димка.

— Я не темню, — покачал головой Гриша. — Просто...

И, не договорив, он пошел по извилистой лесной тропинке. Вскоре деревья стали редеть.

Неожиданно ребята вышли на асфальтирован­ную дорогу.

— Здесь держите ухо востро, — предупре­дил Гришка. — Нельзя никому на глаза попа­даться.

— Интересно, куда мы денемся? — спросил Дима. — Там, что ли, ползти? — и он уставил­ся на глубокую сточную канаву, шедшую вдоль дороги.

— Там не надо, — улыбнулся Гришка. — Про­сто, если кто нарисуется, сразу в лес сиганем.

— Понятно, — кивнули остальные.

— Но вообще в это время тут обычно никого нет, — успокоил Гришка.

— Чего тогда зря пугал, — недовольно по­смотрел на него Толя.

— Я не пугал, а предупреждал, — ничуть не смутился Гришка. — Если хочешь жить спо­койно, всегда смотри в оба.

— Да ты просто у нас философ, — с иронией проговорила Маша.

— Не знаю уж, как философ, но жизненный опыт есть, — важно изрек Гриша.

Дорога свернула вправо и уперлась в метал­лические ворота.

— Это что? Военный завод? — усмехнулся Петька.

— Какой военный завод, — отвечал Гриш­ка. — Это та самая дача и есть.

— Не знаю уж, как сама дача, а ворота ка­питальные, — сказал Толя.

— Между прочим, с дистанционным управ­лением, — начал экскурсию Гришка. — И до­мик, скажу вам, на уровне.

Он ловко заскользил вдоль забора, усажен­ного по ту сторону боярышником.

— Ну и троглодиты, — вдруг заметил Дим­ка за изгородью двух огромных ротвейлеров.

Оба пса совершенно молча следовали за ре­бятами.

— Специальная дрессировка, — пояснил Гри­ша. — Пока мы за забором, этим зверюгам на нас плевать. А вот если там окажешься, загры­зут.

— Как загрызут? — испуганно прошептала Настя.

— Элементарно, — ответил Гришка. — Они так натасканы.

Попятившись от ограды, Димка свалился в канаву. Псы с удивлением на него посмотрели.

— Осторожнее, — протянул Димке руку Гришка.

— Терминатору не привыкать, — фыркнула Маша.

Димка с помощью Гришки выбрался на по­верхность.

— Канав понарыли, — потер он ушибленное бедро.

— Он что, действительно у вас постоянно па­дает? — спросил Толя.

— Ну, не всегда, — решил быть диплома­тичным Петька.

— Можно подумать, что я один падаю, — нахмурился Димка.

— Пошли лучше дом смотреть, — поторо­пил Гриша. — А то до отбоя не успеем.

Он снова двинулся вдоль ограды. Ротвейле­ры по другую сторону забора шли по-прежнему параллельно ребятам.

— А если они вылезут через какую-нибудь дырку? — не сводил глаз с суровых сторожей Толя.

— Нужен ты им за пределами территории, — ничуть не беспокоился Гриша. — Я эту породу хорошо знаю. У моего дядьки такие псы склад охраняют.

— Поверим тебе на слово, — сказал Толя,

— А нам ничего больше не остается, — под­хватила Настя.

— Теперь глядите.

Гришка остановился возле калитки. Ребята увидели трехэтажный дом из красного кирпи­ча. Прямо под окнами находился бассейн.

— Какая вода голубая! — выдохнула в пол­ном восторге Настя.

— Вроде обыкновенная, — отвечал ей Гриш­ка. — Просто стенки и дно бассейна голубого цвета.

— Все равно красиво, — продолжала рыжая девочка.

Бассейн с трех сторон обрамляла ярко-зеле­ная лужайка. А по обе стороны дома тянулись две аллеи с рыже-красными гравиевыми до­рожками.

— Уютно устроился наш начальник, — тихим голосом произнес Петька.

— Говорил же вам, домик на уровне, — от­кликнулся Гриша.

— Тихое гнездышко, — насмешливо произ­несла Маша. — Вроде домика лесника.

— И, кстати, стоит почти на опушке леса, — оглянулась Настя туда, где чернели деревья.

— Поглядели? — спросил у друзей Гриш­ка, — Тогда идем дальше. Нечего слишком долго торчать возле калитки.

Проследовав вперед, он завернул за угол. Тут за оградой открылся то ли парк, то ли сад с аккуратно подстриженными деревьями и выложенными плиткой дорожками. Под сенью ли­ствы пряталось несколько мраморных скамей. В глубине виднелась мраморная беседка в гре­ческом стиле. А почти вплотную к забору стоя­ло какое-то странное здание, напоминающее пагоду.

— У него что тут, китайский ресторан? — спросила Маша.

— Нет, — покачал головой Гриша. — Гараж на четыре машины. Следуем дальше, — заторо­пился он. — Не надо слишком долго стоять на месте.

И он выразительно поглядел на двух молча­ливых ротвейлеров.

— Действительно, лучше идти, — согласил­ся Дима,

Они повернули назад. Поравнявшись с ка­литкой, Настя остановилась.

— Все-таки очень красиво, — посмотрела она на бассейн и две симметричные аллеи.

— Прячьтесь! — внезапно отпрыгнув в сто­рону, Гришка присел за живой изгородью.

Остальные, толком не разобравшись, в чем дело, последовали его примеру.

— Ты что? — шепотом спросил Петька.

Гришка указал пальцем куда-то наверх. Ре­бята подняли головы. В раскрытом окне второ­го этажа стоял начальник лагеря. На нем были только плавки, Александр Евгеньевич Дормидонтов застыл на подоконнике как изваяние. Казалось, он вглядывался в небесные дали. Затем началь­ник лагеря несколько раз выкинул руки в сто­роны.

— Зарядку, по-моему, делает, — предполо­жил Толя.

— Я такого еще не видела, чтобы зарядку делали на подоконнике, — изумилась Настя.

— Тише вы, — шикнул Петька.

— Так нету же никого, кроме этих, — кив­нул в сторону ротвейлеров Дима.

Тут Александр Евгеньевич вдруг поднялся на цыпочки и, вытянувшись в струнку, прыг­нул. Девочки от неожиданности вскрикнули. В следующее мгновение начальник лагеря с едва слышным всплеском исчез под водой в бас­сейне.

— Классный прыжок, — оценил Петька.

— Мы один раз в прошлом году тоже виде­ли, как он прыгает, — отозвался Гриша. — Го­ворю же, крутой мужик.

Загорелая лысина Александра Евгеньевича уже показалась на поверхности. Он перевер­нулся на спину и с видимым наслаждением за­мер в центре бассейна, а затем поплыл.

— Классический баттерфляй, — с уважени­ем произнес Петька.

— Возвращаемся в лагерь, — поглядел на часы Гриша. — Теперь уж точно пора. Без пяти десять. А то вдруг Максиму вздумается какую-нибудь перекличку устроить.

— Кроме того, сейчас начальник лагеря нас не заметит, ведь он в бассейне, — добавил рас­судительный Толя. — А то потом иди вдоль за­бора на полусогнутых, — покосился он на низ­кий кустарник, за которым они все сейчас прятались.

— Не хочешь на полусогнутых, тогда поше­веливайся. — Гришка увидел, что Толю опять одолела зевота.

Ребята поспешили к лесу. Они уже миновали ворота с дистанционным управлением, когда за их спинами раздалось тихое жужжание.

Гришка немедленно сиганул через сточную канаву в лесок. Остальные тоже мешкать не стали.

— То ли ворота открывают, то ли калит­ку, — очень тихо произнес Гришка. — У них и то и другое на дистанционнике.

Долго гадать не пришлось. Ребята услыша­ли тихий скрип. Затем — шаги. Они прибли­жались.

— Кто-то к лесу идет, — прошептала Настя.

— Ничего не видно, — пытался разглядеть до­рогу сквозь деревья и густой кустарник Гришка.

— Сейчас увидим, — чутко прислушивался к шагам Дима.

— Я бы не ждал, — отозвался Гришка. — Лучше выбираться на тропинку, пока нас не опередили, и быстренько на территорию лагеря.

— Согласен, — поддержал его Командор. — Димка, осторожнее, — предупредил он. — Сей­час нам шума не нужно.

— Сам знаю, — кивнул Терминатор.

— Давайте за мной. Сейчас выведу, — пер­вым пошел в глубь леса Гришка. — Мы срежем угол, — бросил он уже на ходу, — и окажемся на тропинке почти возле самого лаза.

— Именно то, что требуется, — пробормотал Петька.

Какое-то время спустя лес стал гуще. Ребята пошли быстрее. Дорога осталась далеко позади. Теперь можно было не опасаться, что человек или люди, вышедшие с участка начальника ла­геря, их тут заметят.

— Они скорее всего направились или к шоссе, или к станции, — говорил Гриша. — Так что в лесу им делать совершенно нечего.

— Какой дурак за здорово живешь в такую чащобу попрется, — проворчал Димка.

Он уже несколько раз спотыкался о высоко торчащие над землей корни. А теперь еще на лицо ему налипла паутина.

— Я больше не видела человека, которому настолько противопоказана дикая природа, — помогая брату очиститься от паутины, прогово­рила Маша.

— Мне, в общем, наверное, тоже противопо­казана, — проявил Толик солидарность с Дим­кой. — На асфальте как-то уверенней себя чув­ств уешь.

— И темно еще, — вновь обо что-то спотк­нулся Димка.

Сумерки и впрямь сгущались. В лесу это особенно чувствовалось. Все, кроме Гришки, брели почти на ощупь. Лишь он один уверенно продвигался вперед. Видимо, за два предыду­щих года старожил «Витязя» излазил этот лес вдоль и поперек. Дорогу, как говорится, ноги помнят.

Чуть погодя Гришка пошел медленнее.

— Сейчас на тропинку выскочим, — обер­нулся он к остальным. — Только осторожно. Тут ямы.

— Тогда показывай, — остановились ребята.

— Иначе наш Терминатор.,. — начала было Маша.

Она хотела отпустить очередную колкость в адрес брата, когда совсем рядом громко хруст­нула ветка. Все вмиг опустились на землю. Гришка прижал палец к губам. Ребята замер­ли. И тут же хрустнуло еще ближе. Потом до друзей донеслись шаги. И вдруг послышался мужской голос:

— Дай прикурить.

Секунду спустя вспыхнуло пламя зажигал­ки. Всего в каких-нибудь десяти метрах от того места, где прятались шестеро ребят, стояли двое мужчин. Один спиной к ним. Другой лицом. Гришка, видимо, заметил что-то интересное и снова прижал палец к губам. Но ребята и без него поняли: им ничего больше не остается, как тихо ждать, пока эти двое уйдут отсюда по­дальше.

— Слушай, — робко произнес тот, который стоял спиной. — Разговор есть.

Спутник его затянулся. Огонек сигареты вы­хватил из тьмы его лицо. На вид ему было лет двадцать пять.

— Только не долго, — предупредил он. — А то меня хватятся.

— Боюсь, скоро всех нас хватятся, — глухо проговорил второй.

— Меньше бойся, — последовал краткий ответ первого.

— Знал бы, вообще... — начал второй.

— Что вообще?

— Подумал бы прежде.

— Чего тут долго думать?

— Дело уж больно такое...

— Зато прикрытие есть.

— Это еще не все, — похоже, по-прежнему колебался второй. — Втравил ты меня в поездку.

— Я-то при чем? — первый кашлянул, за­тем вновь затянулся.

— А кто же еще? — продолжал второй.

— Сам подписался, — теперь голос первого прозвучал жестче. — Ничего не поделаешь.

— Мне бабки были нужны позарез, — ска­зал второй. — Сам знаешь, какие у меня были дела.

— Тогда терпи, — недовольно произнес пер­вый.

— Я бы еще подумал, — ответил второй.

— Теперь думай не думай, без разницы, — вновь возразил первый. — Как подписался, часы пошли. В общем, не мучайся понапрасну.

Тот, кто стоял спиной, тоскливо вздохнул.

— А теперь сыпь на станцию, — приказал его спутник. — Дорогу отсюда найдешь?

— Куда идти-то? — явно не слишком был уверен второй.

— Лучше я тебя на шоссе выведу, — ото­звался первый, — а то еще заблудишься. Или к нам, чего доброго, забредешь.

Тут оба почему-то хрипло захохотали.

— У вас мне, конечно, самое место, — доба­вил тот, что стоял спиной.

— Ну! — подтвердил первый. — После этого и впрямь...

Он выдержал паузу. Затем бросил сигарету на землю и затоптал ее каблуком.

— Пора.

Они направились в сторону дороги,

— Сказал бы сразу, что через лес до станции доберешься, я бы тебя сюда не повел, — услы­хали ребята голос первого.

— Все равно поговорить следовало, — ото­звался второй, но слова его уже прозвучали едва слышно.

Ребята выждали еще несколько минут. За­тем Гриша резво встал на ноги:

— Быстрее! А то опоздаем к отбою. Тогда будет жуткий скандал.

Указывая, где следует обходить ямы, Гриш­ка довел всю компанию до лаза в заборе. Нуж­ная доска была определена мальчиком безоши­бочно. Затем Гришка поставил на место гвоздь.

— Фу! — с облегчением перевел он дух. — Теперь до отбоя успеем. Главное, мы уже на территории.

Друзья поспешили к спальным корпусам.

— Интересный какой разговор был в лесу, — с волнением проговорил Петька.

— Спорим, что эти двое ничего хорошего не замышляют, — подхватил Дима.

— Это уж точно, — хором отозвались девочки.

— Странная встреча, — поглядел на ребят Гришка. — И главное, одного из них я знаю.

— Знаешь? — разом выдохнули остальные.

— Ну да, — кивнул Гришка. — Это Вален­тин. Воспитатель из третьего отряда.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная